Залечь на судно

Что такое незадекларированный товар? Оказывается, это могут быть не только грузы коммерческого назначения, которые не внесены в соответствующие документы,  но и… бытовая техника для стирки личных вещей экипажа, буксировочный трос, горючее для судна и прочие предмета, которые используются на борту.
О том, насколько обоснованно контролирующие органы считают указанное имущество предметами нарушения таможенного законодательства, статья директора компании LeGran.TT Татьяны Титаренко для газеты «Юридическая практика».

На практике отнесение к судовому снаряжению незадекларированных товаров зависит от мнения инспектора таможни

Судно проходит таможенный контроль в украинском порту, капитан подает все необходимые декларации и документы. Однако в ходе таможенного осмотра инспектор обнаруживает в одном из помещений подключенную стиральную машину, не указанную ни в одной из деклараций. В результате в отношении капитана судна составляется протокол о нарушении таможенных правил по ст. 472 Таможенного кодекса Украины – недекларирование товаров, транспортных средств коммерческого назначения при перемещении через таможенную границу Украины. Стиральную машину изымают до принятия решения судом. Как ни парадоксально, описанная ситуация – реальный случай из судебной практики.

В последнее время мы все чаще сталкиваемся с ситуациями, когда в ходе таможенного осмотра на судне внезапно обнаруживаются незадекларированные товары. Как показывает практика, предметом правонарушения может стать любая вещь, не указанная в поданных декларациях.

При этом, статья 472 ТК Украины предусматривает достаточно суровую санкцию – штраф в размере 100% от стоимости товара с конфискацией товаров или транспортных средств. Известны случаи, когда стоимость предметов правонарушения составляла более двух миллионов гривен.

Нужно ли декларировать все имущество на судне?

Прежде всего, следует разобраться, что же является товаром в понимании таможенного кодекса Украины. Соответствующее определение содержится в п. 57. ч. 1 ст. 4 кодекса — любые движимые вещи, в том числе те, на которые законом распространен режим недвижимой вещи (кроме транспортных средств коммерческого назначения), валютные ценности, культурные ценности, а также электроэнергия, перемещаемая линиями электропередачи. Таким образом, любая вещь на судне является товаром.

Исходя из положений ст. 335 ТК Украины, основными документами о наличии товаров на судне являются:

— декларация о грузе;

— декларация о судовых припасах;

— транспортные и коммерческие документы на товар;

— декларация о личных вещах экипажа судна.

Однако на судне содержится большое количество иного имущества, не являющегося грузом, припасом или личными вещами экипажа. Такое имущество является судовым снаряжением. Определение судового снаряжения содержится в Конвенции об облегчении международного морского судоходства 1965 г., а именно: предметы, за исключением судовых запасных частей, находящиеся и предназначенные для использования на судне, которые являются движимыми, но не имеют потребительского характера, включая такие принадлежности судна как спасательные шлюпки, спасательные средства, мебель и другие предметы судового снаряжения и обстановки. Таможенный кодекс и международные конвенции не содержат требования декларировать судовое снаряжение.

На практике отнесение к судовому снаряжению незадекларированных товаров определяется мнением инспектора таможни. Субъективный фактор может привести к необоснованному составлению протокола о нарушении таможенных правил. При этом, в силу ч. 2 ст. 511 ТК Украины, предметы правонарушения подлежат обязательному изъятию до вынесения решения судом.

А что же суд?

Судебная практика показывает, что в большинстве случаев при рассмотрении дел по указанной статье суды не рассматривают принадлежность товаров к судовому снаряжению. Кроме этого, нередки случаи, когда при схожих обстоятельствах суды выносят абсолютно противоположные решения.

Возвращаясь к примеру со стиральной машиной, суд пришел к выводу, что она является частью электронного оборудования судна, и таким образом не подлежит декларированию. Правда, при вынесении решения суд руководствовался здравой логикой, не ссылаясь на конвенцию. Однако чаще всего в подобных делах решения принимаются в пользу таможни.

Так, в деле № 521/5378/13-п Малиновский районный суд Одесской области посчитал, что хранящаяся в складском помещении судна рабочая одежда являются незадекларированным судовым припасом. В делах № 521/7144/15-п и № 521/7145/15-п суд также определил, что обнаруженные на судне 5 пар бронежилетов и касок являются незадекларированными припасами. При этом, в абсолютно аналогичном деле №521/6645/15-п суд указал, что бронежилеты и каски являются судовым снаряжением, которое не подлежит декларированию.

Отдельного внимания заслуживает постановление апелляционного суда Николаевской области по делу № 490/9860/15-п. Суд первой инстанции привлек капитана судна к административной ответственности за недекларирование топливного мазута при перемещении через таможенную границу Украины. Апелляционный суд проанализировал значение термина «перемещение» и пришел к выводу, что при таких действиях обязательно должны быть отправитель, перевозчик и получатель товара (чего в данном случае не было). В результате постановление суда первой инстанции было отменено, а дело – закрыто.

Иногда инспекторы таможни составляют протокол по ст. 472 ТК Украины даже в случае фактической декларации товаров. Так, в деле № 490/11259/15-п установлено, что при прохождении таможенного оформления старший помощник капитана судна указал в декларации о припасах точные данные о количестве топлива в рабочих цистернах. Однако суд посчитал, что топливо может считаться припасом только в случае осуществления судном международной перевозки грузов. При этом, в данном случае судно являлось буксиром, который не предназначен для перевозки грузов вовсе. Кроме этого, очевидно, что топливо, которое используется судном для технической эксплуатации, является припасом. К незадекларированным товарам также отнесен буксирный трос, на том основании, что он был новым и в таком виде мог быть вынесен с борта судна. Таким образом, вывод о вине в правонарушении сделан на основании предположения.

Вышеизложенное свидетельствует о неоднозначности подходов, применяемых судами при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности по ст. 472 ТК Украины, а также о неодинаковом применении норм материального права. По нашему мнению, одной из главных причин такой ситуации является загруженность и чрезмерно широкая специализация местных судов. Со своей стороны, мы провели детальный анализ каждого прецедента и передали имеющиеся у нас материалы в ВССУ для обобщения практики. Выработка единого подхода должна поспособствовать повышению качества судебных решений по данному вопросу.

В случае, если протокол все же был составлен, следует обратить внимание на соблюдение процессуальных требований: за сколько времени прошло таможенное оформление судна, кем подписан протокол, предоставлялся ли капитану переводчик (в случае, если капитан – иностранец), какими сведениями и документами подтверждается правонарушение. Кроме этого, мы не рекомендуем давать пояснения к протоколу без присутствия адвоката.

Еще одной проблемой является привлечение юристов только на этапе судебного рассмотрения дела. Недавно нам удалось провести досудебное урегулирование спора с таможней при заходе двух судов в Одесский морской порт. В рамках урегулирования нами было доказано, что краска и машинное топливо на судах являлись судовым припасом, а не грузом. В итоге составление протокола о нарушении таможенных правил сочли нецелесообразным, и суда успешно завершили процедуру таможенного оформления. Данный пример наглядно показывает, что своевременное обращение за квалифицированной помощью позволяет сэкономить и время, и деньги.

Источник