Порты Крыма под новыми санкциями: как это работает

Лого Порты УкраиныСША расширили санкционный список предприятиями транспортной отрасли в оккупированном Крыму. К чему приведут новые санкции и какой от них прок – об это «Порты Украины» расспросили у ведущих юристов морского права. Комментирует юрист LeGran.TT Данил Христич. 

 Морская перевалка Крыма представлена пятью торговым портами и двумя рыбными. Морские торговые порты есть в Севастополе, Керчи, Феодосии, Евпатории и Ялте. Кроме того, в Севастополе и Керчи расположены рыбные порты. Их грузопоток – составлял менее 10% всей морской перевалки Украины (13,8 млн тонн из 151,6 млн тонн, обработанных всеми украинскими портами по 2013-му году).

Сейчас порты не в лучшем состоянии, поскольку они были ориентированы на экспорт продукции с материка (зерно, уголь, металл) и на импорт на материк (нефтепродукты). Только терминал «Авлита» в Севастополе, принадлежащий «Портинвесту» Рината Ахметова, экспортировал в 2013-м 3,18 млн тонн металла. Теперь этот груз ушел в Южный, Мариуполь, Бердянск, Николаев. Собственное производство зерна в АРК невелико, уголь и металл не производятся вообще.

Тоже и с потреблением нефтепродуктов – сейчас нужен объем лишь для местных автовладельцев. А нефть не нужна вовсе – на полуострове нет НПЗ. Наливные грузы в структуре крымской перевалки занимали самую большую долю – 4,2 млн тонн в 2013-м. С нефтью и нефтепродуктами работали Керченский (1,9 млн тонн) и Феодосийский (2,1 млн тонн) порты, немного нефти шло через Севастополь.

Хроника запретов и нарушений

Украина также заявила о введении персональных санкций в отношении физических и юридических лиц, причастных к аннексии полуострова и конфликту на Донбассе. И хотя Закон о санкциях вступил в силу еще в сентябре 2014 года, первые санкции были введены только через год – в сентябре 2015 года (Решение Совета национальной безопасности и обороны от 02.09.2015 г., введено в действие Указом Президента №549/2015 от 16.09.2015 г.).

В минувшем сентябре эти санкции были продлены еще на один год (Решение СНБО от 16.09.2016 г., Указ Президента №467/2016 от 17.10.2016 г.). Санкции введены касательно 348 физических лиц (как граждан России, так и других стран), и 167 юридических лиц (как резидентов России, так и других стран).

Для физических лиц санкции выражаются в аннулировании ранее выданных виз для въезда в Украину, запрете въезда на территорию Украины, блокирование активов (временный запрет на пользование и распоряжение имуществом), лишение государственных наград и других знаков отличия, выданных в Украине, а также приостановление финансовых операций.

Для юридических лиц санкции несколько шире и включают блокирование активов, запрет на установление деловых контактов, остановку финансовых операций, полное или частичное ограничение или прекращение транзита ресурсов, полетов и перевозок по территории Украины, запрет на выдачу кредитов, займов, финансовой помощи, гарантий, запрет кредитования путем покупки ценных бумаг, запрет на покупку ценных бумаг и запрет на вывод капитала из Украины.

«Санкции носят персональный характер, поэтому конкретные виды санкций подробно выписаны для каждого лица, а не применяются по принципу «все ко всем», подчеркивает отмечает руководитель практики морского права ЮФ «АНК», адвокат Артем Волков.

Украинские власти, хоть и медленно раскачиваясь, все же приняли в 2014-м решение о запрете судов в морские порты Крыма. Приказом Министерства инфраструктуры Украины №255 от 16.06.2014 г. (вступил в силу с 15 июля 2014 года), морские порты Керчь, Севастополь, Феодосия, Ялта и Евпатория были закрыты, а администрации этих портов – ликвидированы. А потом, постановлением №263, аж в апреле 2016-го КМУ запретил и заход в рыбные порты.

Информация о закрытии портов была опубликована в «Извещениях мореплавателям», а Посольство Украины в Великобритании известило о закрытии портов Международную морскую организацию, членами которой, как известно, является 170 стран-участниц. Тем не менее, как показал опыт последних лет, некоторые судовладельцы продолжают заходить в крымские порты, несмотря на их закрытие Украиной.

«Хотя органы СБУ открывали уголовные дела по ст. 3321 УК («Нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию и выезда из нее») по фактам совершения судозаходов в крымские порты (и даже задерживали «суда-нарушители»), ни одного обвинительного приговора по данным эпизодам пока не вынесено. Другие страны, под флагами которых ходят суда-нарушители, также не применяли каких-либо жестких мер, несмотря на усилия украинских дипломатов», — подчеркивает Артем Волков.

Однако этот запрет нарушался. Во-первых, российскими судами. Во-вторых, некоторыми иностранными, для которых мнений властей Украины некритично.

Активисты инициативы «Майдан иностранных дел» скрупулёзно собирали информацию о судах-нарушителях при помощи открытых данных геолокационых систем. В сентябре они опубликовали полную базу данных, морских судов, которые в нарушение украинского законодательства и международных санкций заходили в порты оккупированного Крыма с момента его аннексии, то есть с 18 марта 2014 года, по состоянию на 15 августа 2016 года.

Как видим, лидером среди нарушителей является Турция. А также суда под «удобными флагами». Но есть и члены ЕС – Греция, Италия, Кипр.

Важно, что за такие судозаходы предполагается уголовная ответственность. Заходом в порты оккупированного Крымского полуострова судовладельцы, капитаны и экипажи судов совершают преступление, предусмотренное статьей 332-1 Уголовного кодекса Украины.

Эта статья была внесена в Уголовный Кодекс при принятии Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины».

Согласно этому закону, члены экипажа судна, прибывающие на его борту в Крым, попадают под административную и уголовную ответственность перед Украиной за незаконное групповое пересечение границы и нарушение порядка въезда на оккупированную территорию.

Но, к сожалению, украинские правоохранители могут «дотянутся» до нарушителей только лишь в том случае, если они после захода в Крым зайдут в Украину. Такое бывает, но не часто.

Периодически СБУ запрещает въезд в Украину членам экипажей иностранных морских судов, которые незаконно осуществляют коммерческие рейсы с заходом в порты оккупированного Россией Крыма.

А 30 ноября 30 ноября пограничники задержали танзанийское грузовое судно SKY MOON, которое нарушило порядок посещения временно оккупированной территории Крыма. Сейчас судно прибуксувано к порту Рени. Пограничники нашли на борту всю документацию, что свидетельствует о нарушении международного закона. Капитан и экипаж полностью признают свою вину и им грозит штраф или административный арест на 15 суток. Согласно открытому уголовному производству, судно должно быть арестованным и конфискованным в пользу государства. Это первое судно в отношении которого будут приняты такие жестокие действия за посещение портов временно оккупированной территории Украины.

Но такие случаи редки. Преследованием нарушителей, которые не заходят в Украину, не занимается никто. Хотя теоретически возможно выписывать штрафы, накладывать аресты и требовать их исполнения от всех портов мира. Но на практике Крым давно не интересен ни Мининфраструктуры (собственнику портов), ни МИДу, ни Минюсту.

Новые списки

Министерство торговли США 27 декабря добавит в санкционный список 23 компании из РФ и оккупированного Крыма. Об этом сообщило посольство Украины в США на странице в Facebook.

«США продолжают наращивать давление на Россию, вводя новые санкции за нарушение международного права и разжигание конфликта на Востоке Украины. 15 компаний российского оборонпрома и 8 – во временно оккупированном Крыму уже под усиленными американскими санкциями», — говорится в сообщении.

Еще 20 декабря 2016 года OFAC (Office of Foreign Assets Control, структура американского Минфина, отвечающая за правоприменение в области санкций) включила ряд российских юридических и физических лиц санкционные списки. Этим решением правительство США расширило список компаний, в отношении которых применяется постановление правительства №13685 от 19 декабря 2014 года «Блокировка собственности отдельных лиц и запрет определенных операций в отношении Крымского региона Украины» (Blocking Property of Certain Persons and Prohibiting Certain Transactions With Respect to the Crimea Region of Ukraine).

В «черный список» (Specially Designated Nationals List, предполагающий максимально жесткие ограничения) включена целая группа менеджеров, связанных с уже находящимися под санкциями банком «Россия» и компанией «АБР Менеджмент», управляющей контрольным пакетом акций кредитной организации в интересах Юрия Ковальчука и его партнеров. Это Кирилл Ковальчук, Дмитрий Лебедев, Дмитрий Мансуров, Михаил Клишин, Олег Минаев и Михаил Дедов. Включен также предприниматель Евгений Пригожин, ведущий бизнес с Минобороны, а связанная с ним компания выступает подрядчиком «строительства военной базы рядом с российско- украинской границей».

В список попали и несколько юрлиц: — ГУП «Крымские морские порты» (незаконная структура, управляющая украденными морскими портами); — ФГУП «Крымская железная дорога» (незаконная структура, управляющая украденными ж\д активами); — «Институт «Стройпроект» и ООО «Карст» (за участие в строительстве Керченского моста); — 4 компании, которые OFAC связывает с находящимся под санкциями «Совфрахтом» — ООО «Росхимтрейд» (Темрюк), ООО «Транспетрочарт» (Санкт- Петербург), ООО «Транс-Флот» (Самара) и ООО «Солид» (Новороссийск); — 2 судна «Транс-Флота», «Сталинград» и «Маршал Жуков», также будут включены список». Следует отметить, что это не первые американские санкции.

В 2014 году в рамках совместных усилий со стороны Соединенных Штатов и международного сообщества были предприняты дополнительные шаги реагирования на российскую оккупацию Крыма. Президент Обама издал несколько Распоряжений «о блокировании собственности определенных лиц и запрете совершения определенных сделок в отношении Крымского региона Украины», и таким образом ввел санкции в отношении Крыма. В частности, это распоряжение запрещает практически все прямые и непрямые транзакции (в том числе финансовые, торговые, и иные коммерческие транзакции), осуществляемые гражданами или юридическими лицами из США в Крым или из Крыма без разрешения OFAC.

Как сработают санкции

«В комплексе, Распоряжения предусматривают, помимо всего прочего, введение санкций в отношении лиц, участвовавших в некоторых видах деятельности в отношении Украины, должностных лиц правительства РФ, в отношении лиц, оперирующих в сфере оборота оружия, а также в отношении ряда физических и юридических лиц, ведущих деятельность в АРК. Кроме того, санкции запрещают ввоз или вывоз товаров, услуг или технологий в Крым или из Крыма, а также инвестиции в Крым, осуществляемые гражданами или юридическими лицами из США», — поясняет старший юрист ACIArb Андрей Перепелица.

Как таковые, санкции делятся на следующие основные категории:

  1.  Блокирующие санкции в отношении физических и юридических лиц, определенных Распоряжениями, или перечисленных в Списке граждан особых категорий и заблокированных лиц (Список SDN).
  2.  Секторальные санкции в отношении юридических лиц, работающих в определенных секторах российской экономики, и перечисленных в Списке отраслевых санкций (Список SSI).
  3.  Запрет на инвестиции и на экспорт или импорт товаров, технологий или услуг в Крым или из Крыма.
  4. Запрет предоставления разрешений, финансирования или содействия соглашениям, которые заключаются лицами, попавшими под санкции;
  5. Запрет резидентам США на работу с отдельными компаниями, которые работают в Крыму; блокировка имущества таких компаний на территории США.

«Режим американских санкций распространяется на всех граждан и постоянных резидентов США, и все юридические лица в пределах Соединенных Штатов, в том числе американские филиалы иностранных компаний. Кроме того, под этот режим подпадают все транзакции, осуществляемые в долларах США, поскольку они проходят через американские банки-корреспонденты», — подчеркивает Андрей Перепелица.

«По отношению к конкретным российским предприятиям санкции имеют скорее изолирующий, нежели штрафной характер, поскольку не позволяют работать с контрагентами из США», — отмечает юрист ЮК LeGran.TT Данил Христич.

Нужно отметить, что все Распоряжения обладают некой экстерриториальностью, то есть допускают введение санкций в отношении любых лиц, которые «оказали материальное содействие, спонсорство, или предоставили финансовую, материальную, или технологическую поддержку, или поставили товары или услуги» в адрес физических и юридических лиц, находящихся в санкционном списке.

Важный вопрос – попадут ли под санкции нерезиденты США (ведь американские суда в Крым все равно не заходили)?

«За исключением блокировки имущества конкретных компаний, вышеуказанные запреты адресованы именно резидентам США. Нарушение постановления может повлечь наложение штрафа в сумме до 250 тыс. долл. США или в двойном размере сделки, а в случае, если такое нарушение посчитают преступлением, – до 1 млн. долл. США с возможным лишением свободы до 20 лет», — считает Данил Христич.

Однако Андрей Перепелица обращает на признаки экстерриториальности решения: «Несмотря на то, что формально иностранные лица (нерезиденты США) не подпадают под действие Распоряжений, в отношении них может быть принятое отдельное решение OFAC о наложении «вторичных санкций»».

Это касается, прежде всего тех лиц, которые будет замечены в сделках существенного размера. Нарушение санкций влечет в США уголовную ответственность. Штрафы за нарушение санкций и ограничений экспортного контроля могут быть весьма существенными – до 1 миллиона штрафа и / или до 20 лет лишения свободы. Физические и юридические лица, не являющиеся резидентами США, и попавшие под «вторичные санкции», могут понести следующие виды ответственности:

— Ограничения на возможность ведения бизнеса в США или с США;

— Ограничения на возможность использовать доллары США в платежах; — Отказ во въезде в США (для директоров);

— Замораживание американских активов (компании и директоров).

Радует в обновленном списке то, что туда наконец попали не только юрлица, но и конкретные суда.

«Важно отметить, что в актуализированный санкционный список впервые попали два российских судна. Американским компаниям, фактически, запретили работать с данными контрагентами. Соответственно, к судам, которые попали в актуализированный санкционный список, в случае их захода в американские гавани теоретически должны применяться меры, предусмотренные соответствующим постановлением правительства США», — отмечает Данил Христич.

А вот поймать нарушителей за финансовые отношения с санкционным предприятием будет нелегко.

«В отличие от Украины, где ставки портовых сборов установлены и уплачиваются в долларах США, ставки портовых сборов, взимаемых ГУП «Крымские морские порты», установлены в российских рублях. А это означает, что подобные платежи проходят мимо американских банков-корреспондентов, а обрабатываются российскими банками».  – поясняет Артем Волков.

Кроме того, между судовладельцем и ГУП «Крымские морские порты» всегда присутствует посредник – морской агент – который и перечисляет портовые сборы в пользу участника санкционного списка. Это означает, что применить какие-то санкции к судовладельцу или менеджеру, оплатившему дисбурсментский счет за судозаход в один из крымских портов, непросто.

С другой стороны, европейские и американские банки уже давно мониторят суда, заходящие в крымские порты. «Если судно хотя бы раз заходило в крымский порт (а этот факт легко проверить в открытых источниках), любые транзакции в отношении этого судна в долларах США, евро или другой европейской валюте (оплата фрахта, топлива, выплата зарплаты, оплата дисбурсментских счетов), скорее всего, будут заблокированы независимо от того, входят ли участники расчетной операции в санкционный список или нет», — уверен Артем Волков.

Работают ли санкции?

Работают. Несмотря на заявления некоторых российских чиновников о неэффективности санкций, крымский бизнес серьезно ощущает их влияние.

«Достаточно отметить, что западный рынок перестрахования оказался закрытым для проекта по строительству Керченского моста, т.к. страховщики из стран ЕС, США и других стран, поддержавших санкции против России, отказались принимать эти риски в перестрахование ввиду наличия санкций»,  — отмечает Артем Волков.

В результате, по некоторым оценкам, без международной перестраховочной защиты осталось порядка 2000 договоров страхования в инфраструктурной, военной и космической сфере. Аналогичным образом обстоят дела с рынками капиталов, доступ к которым для российских компаний закрыт или существенно ограничен из-за санкций. В декабре ряд российских СМИ сообщили о том, что тендер по выбору подрядчика на строительство подъездных железнодорожных путей к Керченскому мосту уже второй раз отменяется по причине отсутствия участников: никто из участников рынка не хочет быть попасть под санкции.

Опубликовано в «Порты Украины»