НАЛОГИ-2017: они нас или мы их

Лучшие юристы по налоговому праву, среди которых — юрист, адвокат юридической компании LeGran.TT Татьяна Кудрявцева, разъясняют журналу «Деньги.ua» грядущие налоговые перемены во второй половине 2017 года.

Налоговые перемены во второй половине 2017 года: подоходный, EСB, НДС и другое. Что с этим делать.

Правительство обещает в ближайший год «допилить» налоговую систему и убрать огрехи в администрировании. Налогоплательщики, напротив, настроены более чем скептически. И не зря. Экономике нужно смягчение налогового прессинга. Чего в обозримом будущем, увы, не обещано. Выход — вернуть налоговую политику в рамки здравого смысла.

Министерство финансов и Государственная фискальная служба обещают не перекраивать налоговую систему в 2017 году. Изменений не будет? Как бы не так: поправки в Налоговый кодекс, принятые в декабре 2016 года (закон № 1797 — прим. ред.), предусматривают широкую палитру изменений. И многие из них еще не вступили в силу.

Что происходит в экономике тем временем — видно даже по собственным заявлениям Кабмина: на заседании 31 мая был ухудшен прогноз роста ВВП до 1,8% (в конце 2016 года прогноз был +3%) и темпов инфляции до 11,2% (было 8,1%).

Выход? Снижать налоговое давление, улучшать бизнес-климат, восстанавливать кредитование. Климат и кредиты — о них в другой раз, а что с налогами?

Не хотят одуматься

На что однозначно не стоит пока рассчитывать бизнесу и рядовым налогоплательщикам — так это на снижение ставок уже действующих налогов. Это следует из заявлений руководителей Кабмина, Минфина (он ответственен за фискальную политику) и информации от влиятельных депутатов Верховной Рады (см. стр. 14). В то же время введение новых платежей и сборов пока что не планируется. Что уже хорошо.

Наибольшее число новшеств связано с администрированием. Это и внедрение публичного реестра возмещения НДС, и механизм блокировки НДС-накладных, и разработка электронных сервисов ГФС, и упрощение отчетности. «Ключевая задача — дождаться имплементации тех норм, которые заложены в законе № 1797. И если Минфину вместе с ГФС удастся это сделать, мы заложим хороший фундамент всех последующих реформ», — считает Нина Южанина, глава профильного комитета по налоговой и таможенной политике.

Меньше «ручников»

Идет серьезная перестройка Государственной фискальной службы и ее подходов к контрольно-ревизионной работе. Прежде всего, меняется структура ГФС и сокращается число сотрудников «на местах» — в районных налоговых инспекциях. Это связано с тем, что проверки будут проводить только областные подразделения фискальной службы. Более мелкие территориальные единицы займутся исключительно сервисом для налогоплательщиков по части приема отчетности.

В этом есть как позитивные, так и негативные последствия. Снижается риск поборов со стороны налоговых инспекторов. Да и проверки станут более организованными и выверенными. В то же время, в ГФС признаются, что рабочих рук катастрофически не хватает. Это может привести к проблемам в обслуживании налогоплательщиков и к злоупотреблениям.

Боссы налоговой уже задумываются o том, чтобы создать отдельный офис по обслуживанию физлиц и разгрузить инспекторов.

Бизнес опасается массовых рейдов со стороны ГФС. Напомним, что в ноябре 2016 года парламент принял законопроект № 3153, который де-факто вывел из-под действия моратория на проверки почти два десятка госорганов. Среди них — и фискальная служба. Правда, если по другим структурам план проверок был обнародован Министерством экономразвития и торговли (см. «Деньги» 342 от 23 февраля 2017 г0да), то ГФС в этом перечне нет. Поэтому, кого проверяют и будут проверять в  2017 году налоговики, до сих пор неизвестно.

В подвешенном состоянии процесс передачи налоговых баз данных от ГФС к Минфину. Правительство обязалось перед МВФ завершить аудит баз до июля, после чего принять решение о смене их администратора. Но, как стало известно «Деньгам», проверка баз до сих пор не началась.

НДФЛ+ЕСВ=?

«До конца текущего года должен быть принят порядок ведения единой базы налоговых консультаций, и такая база должна начать работать. Также до конца июня планируется создание единой справочной базы данных таможенной стоимости. Ho сделать ее публичной никто не обещал», — говорит Оксана Кобзар, управляющая Адвокатским бюро Оксаны Кобзар. Не позже 1 января 2018 года должен начать работу полнофункциональный электронный кабинет налогоплательщика.

Помимо этого, в IV квартале 2017 года правительство должно подать в Верховную Раду законопроект о всеобщем декларировании и внедрении косвенных методов контроля реальных доходов физлиц. При этом провести всеобщее декларирование и внедрить косвенные методы Кабмин намерен до 2020 года. Расшифруем: есть риск запуска процедур, которые позволят инспекторам на их усмотрение назначать налогооблагаемый доход конкретного налогоплательщика на основании оценки его расходов и инвестиций за отчетный период. До конца 2017 года должны ввести единый счет для уплаты налогов и сборов, а также единую отчетность по единому соцвзносу (ECB) и налогу нa доходы физлиц. «Но поскольку ЕСВ и НДФЛ уплачиваются с разных баз, объединение отчетности может привести к увеличению объема ежемесячной отчетности и нагрузки на бизнес», — отмечает риски Татьяна Кудрявцева, юрист юридической компании LeGran.TT.

Перспективы слияния ЕСВ и НДФЛ, на котором неоднократно настаивал МВФ, а идею такого объединения продвигал Минфин под началом Натальи Яресько, в правительстве пока что даже не обсуждают. «Хотя дискуссия по поводу объединения НДФЛ и ЕСВ довольно активно велась еще осенью прошлого года. И тогда  правительство заявило, что слияние возможно после 1 января 2018 года и единая ставка будет составлять 20%», — говорит Евгений Власов, ведущий юрист адвокатской фирмы GORO Legal.

Своего часа ждет законопроект о создании Службы финансовых расследований. Правительство согласовало этот проект еще в марте 2017 года. «Служба будет состоять из центрального аппарата и семи территориальных органов. Предварительно мы определили, что предельная численность службы не превысит 3500 человек», — заявил тогда министр финансов Александр Данилюк, презентуя законопроект.

Что важно, представители службы будут должны нести ответственность за допущенные нарушения. Это одно из ключевых отличий СФР от ликвидированной налоговой милиции, которая совершенно безнаказанно трясла бизнес.

Время на исходе

А плательщики НДС с замиранием сердца ждут 1 июля. Именно с этого момента должно стартовать полноценное функционирование публичного реестра возмещения НДС и нового механизма блокировки НДС- накладных.

К реестру вроде бы пока больших претензий нет. Он заполняется данными, а бизнес действительно начал получать возмещения. По словам и.о. главы ГФС Мирослава Продана, в январе-мае компенсировано на 32,5% больше НДС, чем за аналогичный период 2016 года. Общая сумма возврата достигла почти 48 млрд. грн. Также фискалы сообщают, что 95% заявок из нового реестра возмещается на основе камеральных проверок, а долги по возврату НДС сократились до 4,6 млрд грн. В то же время, даже в профильном комитете по налоговой и таможенной политике признают, что реестр не защищен от внешнего вмешательства. Кроме того, нет четкого разделения полномочий по администрированию реестра между ГФС и Минфином (см. стр. 14). Это вносит сумятицу и несет риск подтасовывания данных и затягивания возмещения.

Но больше всего опасений вызывает механизм блокировки НДС- накладных/расчетов корректировок. Его тестирование началось без принятия необходимой нормативно-правовой базы. Министерство финансов  должно было еще до 1 апреля утвердить критерии, на основании которых будет проходить приостановка  накладных.

«На сегодняшний день существует только проект приказа Минфина, который содержит перечень таких критериев. Кабмин же не обнародовал даже черновой вариант документа, который будет регламентировать процедуру блокировки НДС-накладных», рассказывает Наталья Ульянова, управляющий партнер ЮФ ICF Legal Service.

B ГФС утверждают, что «обкатывают» этот механизм и накапливают информацию об операциях, которые имеют признаки «скруток». Набор и содержание критериев дорабатывается, и к 1 июля необходимые подзаконные акты будут приняты.

Причины из воздуха

К слову, упомянутый проект приказа Министерства финансов по поводу НДС-администрирования тоже вызывает немало вопросов. Например, причиной для блокировки НДС-накладной может стать отсутствие лицензий и других документов, которые подтверждают право плательщика вести ту или иную деятельность.

Подобная формулировка — прямая угроза, что ГФС сможет «тормозить» накладные по формальным признакам.

Неясно, что делать в такой ситуации покупателю. «Остановка регистрации не освобождает продавца от обязанности отразить сумму НДС в составе налоговых обязательств. Но покупатель, в чей адрес выписана накладная, не сможет претендовать на налоговый кредит до тех пор, пока ГФС не одобрит операцию», — приводит пример Наталья Ульянова.

Оспорить блокировку — еще та морока. Для этого налогоплательщику нужно дать фискалам четкое обоснование чистоты операции и предоставить длинный список документов. Начиная c первичных бумаг по поставке товаров/услуг и заканчивая перепиской с контрагентами. При этом нет никакой гарантии, что специальная комиссия при ГФС, которая будет рассматривать подобные споры, сменит гнев на милость.

Так что, с приходом июля явно стоит ждать массы скандалов, связанных  с необоснованной блокировкой НДС- накладных.

Смена караула

Всего лишь месяц остался у Минфина и депутатов, чтобы довести до ума законопроект о налоге на выведенный капитал (НВК). Если Верховная Рада не примет его в июне, новый налог, который с 1 января 2018 года должен заменить налог на прибыль, в силу  не вступит — так согласно Налоговому кодексу. Но у нас столько раз случались исключения из этого писаного правила, что надежда на появление НВК есть.

По словам одного из авторов соответствующего законопроекта — Татьяны Шевцовой, документ почти готов,  а рабочая группа по налогу на выведенный капитал заседает по три раза  в неделю. «Над текстом ведется работа только в плане корректных формулировок, стилистических деталей. Чтобы в дальнейшем не было двойственных трактовок закона», — объясняет Шевцова.

Ключевое преимущество налога на выведенный капитал в том, что он распространяется только на определенные операции, а не на финрезультат. Акцент делается на налогообложении капитала, который выводится из бизнеса, и на стимулировании реинвестиций внутри страны за счет отложенного налогообложения. Это,  в свою очередь, создает условия для обновления материальной базы компаний-налогоплательщиков.

«Таким образом, «честная» ставка распределения прибыли снижена до 15% с текущих 18+5% (18% — ставка налога на прибыль, 5% — действующая ставка налогообложения дивидендов прим. ред.). Ну и конечно, основная фишка налога на выведенный капитал — возможность легально не платить налог с той части прибыли, что реинвестируется B развитие бизнеса. При этом ставка будет равна «нулю», рассказывает Даниил Монин, один  из соавторов альтернативной версии налоговой реформы.

Но есть и менее приятная новость:  в Минфине вынашивают идею  по ликвидации третьей группы единого налога для юридических  лиц и хотят предложить им перейти на уплату налога на выведенный капитал. Дескать, так дешевле  и удобнее.

К далеким берегам

В очередной раз фискалы возьмутся  и за оффшоры. Это связано с тем, что Украина обязалась в 2017 году начать имплементацию отдельных пунктов плана BEPS (мероприятий по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения). «Речь идет o борьбе с «вредными» налоговыми практиками и налоговыми режимами, о пересмотре соглашений об избежании двойного налогообложения с целью предотвращения злоупотреблений, о трансфертном ценообразовании и обмене налоговой информацией», — расшифровала тенденцию Оксана Кобзар.

Минфин и ГФС уже работают над новым списком низконалоговых юрисдикций, который вступит в силу  с 1 января 2018 года. На данный момент действует перечень оффшоров, утвержденный распоряжением Кабинета Министров № 449-р  от 14 мая 2015 года. «Нормы Налогового Кодекса, которые вступили  в силу с 2017 года, расширили перечень критериев, который Кабмин должен учитывать для формирования нового списка», — рассказал «Деньгам» Николай Мишин, начальник отдела проверок ТЦО (трансфертного ценообразования) департамента аудита ГФС.

Напомним, что сделки признаются контролируемыми, если они проводятся с контрагентами из тех стран, где ставка налога на прибыль на 5 п.п. ниже, чем в Украине. «Но если  раньше использовалось словосочетание «общая ставка», то теперь его убрали», — объясняет Николай Мишин, уточняя, что это и стало поводом обновить перечень низконалоговых юрисдикций.

Помимо этого, в дополнение к обновленному списку оффшоров, Кабмин должен утвердить Перечень организационно-правовых форм нерезидентов в разрезе государств (территорий), операции с которыми являются контролируемыми в целях трансфертного ценообразования. Как говорят  в ГФС, этот перечень уже готов и правительство примет его в ближайшие месяцы.

Сокращенная версия. Полная версия опубликована в журнале «Деньги.ua» (№ 11 (349)  8-21 июня 2017 г.).