Мажорный ад

Что подразумевают под форс-мажорными оговорками? Почему так важно тщательно прописывать, казалось бы, стандартные форс-мажорные оговорки в договорах? Статья юриста LeGran.TT Данил Христич для газеты «Юридическая практика». 

Несоблюдение формальных условий при наступлении форс-мажора может привести к потере права ссылаться на него и как следствие к ответственности за неисполнение обязательств.

Форс-мажорные оговорки давно стали одним из стандартных условий любого  договора.  Положения о форс-мажоре есть буквально везде, будь то поставки бумаги в офис или пшеницы на условиях FOB Odessa.

Благодаря такой распространенности стороны, как правило, не уделяют внимания форс-мажору, поскольку это что-то стандартное и само собой разумеющееся. Да и случается форс-мажор довольно нечасто. Тем не менее его последствия существенны: полное или частичное освобождение от исполнения обязательств, перенос исполнения на более поздний срок, а то и вовсе расторжение контракта. И, что не менее важно, ни одна из сторон договора не несет ответственности в случае форс-мажорных обстоятельств.

По этой причине недобросовестные контрагенты часто пытаются оправдать неисполнение своих обязательств внешними факторами: непогодой, обысками правоохранительных органов, действиями контрагентов и т.д., называя это форс-мажором. Это имеет особое значение в международной торговле и морском праве, где простой судна или просрочка поставки на один день могут привести к убыткам в десятки, и даже в сотни тысяч долларов.

В частности, каждая из проформ контрактов GAFTA и FOSFA содержит положения о форс-мажоре. Однако практика данных арбитражей и английских судов показывает, что юридическое понятие форс-мажора может существенно отличаться от представлений сторон. Более того, иногда несоблюдение формальных требований в оговорке может привести к потере права ссылаться на форс-мажор.

Форс-мажор по-английски

В английском праве под форс-мажором понимают обстоятельства непреодолимой силы, из-за которых сторона или обе стороны не могут исполнить свои обязательства.

За столетия прецедентами были установлены ряд событий, которые относятся к классическим форс-мажорным обстоятельствам: стихийные бедствия, пожар, потоп, забастовки, общественные беспорядки, террористические акты, боевые действия, блокады и т.д. Проформы контрактов GAFTA отдельно выделяют такие события, как запрет или ограничение экспорта властями, поломка оборудования, непредвиденные и неизбежные препятствия для транспортировки или навигации. Данный список не является исчерпывающим. Прецедентами также установлены события, которые нельзя отнести к форс-мажору. Среди них – нарушение обязательств третьими лицами, небрежность, упущения, нехватка финансов. В деле «Matsoukis V. Priestman & Со» (1915) 1 КВ 681 судья также подчеркнул, что к форс-мажору нельзя отнести плохую погоду, футбольные матчи и похороны.

Однако наступление обстоятельств, внешне похожих на форс-мажор, не освобождает сторону от исполнения обязательств. Сторона должна доказать наличие двух элементов: неисполнение вызвано событиями, находящимися вне ее контроля, и отсутствие разумных мер, которые могли бы быть предприняты для избежания или уменьшения последствий данных событий. При этом исполнение обязательств должно стать физически или юридически невозможным, а нe просто затруднительным или экономически невыгодным. В большинстве случаев обстоятельства не соответствуют данным критериям, что означает нарушение контракта и взыскание всех убытков и расходов. Об этом свидетельствует судебная и арбитражная практика, в частности, практика арбитража FOSFA.

Так, в одном из дел стороны заключили договор поставки украинской сои на условиях CIFFO с выгрузкой в одном из двух средиземноморских портов. Продавец не поставил товар, ссылаясь на сильные морозы на территории Украины (февраль 2012 года). При этом не было предоставлено никаких доказательств в подтверждение данной позиции. Арбитры единогласно решили, что в связи с отсутствием каких-либо подтверждающих данных невозможности исполнения контракта данные обстоятельства не являются форс-мажором.

B другом деле, касающемся поставки семян подсолнечника также на условиях CIFFO, продавец заявил, что не мог исполнить свои обязательства из-за непредоставления вагонов Украинской железной дорогой, а также сослался на поломку элеватора в порту погрузки и изъятие груза банком. По мнению арбитража, в ситуации с нехваткой вагонов отсутствовала непредвиденность и неподконтрольность, необходимая для форс-мажора. Арбитры подчеркнули, что поскольку продавец является опытной торговой компанией, он должен был знать, что договоренность о получении вагонов следовало заключить заблаговременно. Также арбитраж пришел к выводу, что даже если бы продавец предоставил доказательства изъятия груза банком, это не считалось бы форс-мажором, поскольку продавец мог и повторно закупить товар у других поставщиков.

Следует учитывать, что решения арбитражей не относятся к прецедентному праву. Тем не менее данные мнения стоит принять во внимание, поскольку обременение груза и нехватка вагонов — довольно частые явления на Украине.

Требование уведомить

Помимо описания обстоятельств форс-мажора, большинство оговорок также содержат обязанность уведомить другую сторону о форс-мажоре в течение определенного срока. В английской судебной практике не раз возникал вопрос, является ли исполнение этой обязанности неотлагательным условием (condition precedent) для того, чтобы сторона могла ссылаться на форс-мажор. В деле «Bremer Handelsgesellschaft mbH v. Vanden Avenne-Izegem PVBA» (1978) 2 Lloyd’s Rep суд установил, что ответ зависит от формулировки оговорки, связи оговорки с контрактом в целом, а также общей судебной практики. Таким образом, суды приходят к выводу, исходя из конкретных обстоятельств дела и условий договора.

Например, в деле «Mamidoil-Jetoil Greek Petroleum Co SAV. Okta Crude Oil Refinery AD» (2003) 1 LLR 1 сторона должна была уведомить другую о форс-мажоре «незамедлительно», но по некоторым причинам уведомление было отправлено лишь спустя два года после событий. Ответчик не возражал, что такой срок трудно назвать незамедлительным, но оправдывал это внешними факторами. Суд пришел к выводу, что форс-мажора не было вовсе, однако отметил, что в данном деле обязанность уведомления являлась императивной, и в противном случае сторона не может полагаться на форс-мажор.

Стоит обратить вниманиена дело «Scottish Power UK Р1сv. ВР Exploration Operating Company Limited» (2015) EWHC 2658 (Comm). Спор касался частичного неисполнения обязательств пo продаже природного газа почетырем контрактам с разными контрагентами. Контракты содержали многоуровневую форс-мажорную оговорку, предусматривающую, что сторона должна уведомить вторую сторону о форс-мажоре в течение десяти дней, а также подать промежуточный отчет о причинах неисполнения обязательств через пять дней после уведомления, а детальный отчет — через 20 дней после уведомления. В данном деле истец был должным образом уведомлен о форс-мажоре. Однако истцу был предоставлен только промежуточный отчет. На основании этого истец настаивал на потере права ответчиков ссылаться на форс-мажор как на причину неисполнения обязательств.

Суд не согласился с такой позицией и указал, что оговорка не содержит каких-либо последствий непредоставления отчетов. Предоставление контрагенту является обязательством, однако последствия его нарушения не были установлены сторонами. Суд также принял во внимание, что контракт был объемным и подробным, и если бы стороны подразумевали потерю права ссылаться на форс-мажор в случае нарушения сроков уведомления, то прямо изложили бы это в кoнтpaктe. При этом суд отметил, что само по себе нарушение срока не означает автоматическую потерю права ссылаться на форс-мажор, однако право будет исчерпано в случае существенного нарушения срока. Какой срок считать «существенным» — должен определить суд в каждом конкретном деле. Исходя из этого, длительность неуведомления также имеет значение при определении последствий нарушения обязательства.

Форс-мажор — еще один пример, демонстрирующий, что бытовое понимание положения может показывать лишь верхушку айсберга. Разумеется, стороны не обязаны знать все юридические тонкости второстепенных положений, ведь контракты заключаются с другой целью. Однако для минимизации рисков до того, как заявлять о форс-мажоре, необходимо еще раз тщательно проанализировать условия оговорки. Ведь даже если форс-мажор действительно имел место, несоблюдение формальных условий может привести к потере права ссылаться на форс-мажор и, как следствие, к ответственности за неисполнение обязательств.

Опубликовано в газете «Юридическая практика» No 51 (1043), 19 декабря 2017 г.